extreme.udm.ru - спорт и приключения
скоро

наши друзья
Все для спорта и туризма в магазинах Альпина и Эдельвейс

ранее
6 апреля
II этап открытого Кубка Ижевска по скалолазанию (скорость).
28 января
первый этап открытого Кубка УР по скалолазанию (дуэль).
24 декабря
II этап Кубка УР по скалолазанию - положение
25 ноября
Республиканские соревнования учащихся по скалолазанию
25-26 августа
Рогейн 2017
15-16 июля
Мультигонка Кубок Лося 2017
27-28 мая
Рогейн KamaBikeAdventure 2017
4-8 мая
Чкмпионат УР скалолазанию (Семь Братьев, Свердловская область) - положение

Ала – Арча, зима 2009

Анна Головина

Дело было так!

Поехала я в Киргизию одна, потому что желания было много, а мозга мало :). Ну, в поезде я ехать замучалась – едешь 2 дня, все вокруг чернявые, на киргизском только разговаривают, а ты не в зуб ногой на этом языке. В поезде кризис – света нет. Все завистливо смотрели на мой (Ванькина tikka) фонарик, с которым я читала. Без книг с тоски помрешь, еще бы плеер в этот поезд, и нормально ехать можно. Даже не обращать внимания на бабушек, которые ходят и вымогают по полтиннику «на уголь и кипяток, а то кончился». Погранцам я совсем была не нужна. В общем, так и доехала, и Артурыч меня с папой встретил.

Жила как обычно у Димы Павленко, только он тогда в Арче был. Потом мы закупились едой и спичками, и 23-го двинули в Арчу. Как обычно, в 2 дня закинулись. Никого не было наверху, только сторож новой хижины Тоха куковал в одиночестве на 3300 м. Расположились в хорошо знакомом димоновском вагончике, а сам Димон нам на дороге попался, в город несся на своем танке-фольксвагене.

Короче, пошли мы 25-го на ледовые занятия, одела я Гривель Ж14 на ноги, накрутила новые мега-клювы на аппараты Димона, и давай лед дубасить. Кошки как-то криво были заточены, держали меня плоховасто. Но это я поняла потом, уже на первом восхождении :). Полазили мы, попрыгали, покрутили буры, выявили явных фаворитов, и пошли обратно. Поднялся Димон, пошел маршрут свой завершать, соло-первопроход. Порешили так – назавтра переход на хижину Наука и послезавтра выход на м-т Плотникова 4А.

Эпопея №1. Корона, Плотников 4А

Вышли мы, значит, «послезавтра» на Плотникова. В 5 утра. Подошли, пожумарили 1 веревку – берг-то вчера вечером провесили! :) Ну и вот. Значит, аппараты в руки – и погнали. Иду, значит, гоню, значит. Ну, не так чтобы гоню, как уж идется. 2 веревки прошли – впереди участочки покруче. Так-то идешь - лед 60-70 градусов, а тут на тебе – 80-85.

Вспомнила, как меня кошки не очень-то держали. А делать нечего – начальник смотрит, ломанулась. И вот я с выпученными глазами (еще темно потому что, ну и от страха че-то) почти вылажу с мини-стеночки, полметра осталось... Иииииии... Кошка чиркнула по льду не задержавшись, инструменты отказались принять всю нагрузку на себя... и коротко вякнув, я полетела. Ну, стеночку пролетела, и давай скользить по склону с невероятной скоростью. Зараза, снег в рот забивается, подбородок об лед бьется, и я так зло думаю – а че, блин, скоро там веревка-то натянется??

Лирическое отступление: в начале января в Арче двое шли по ледовому кулуару, сорвались – карабин, вщелкнутый в бур, сломался, улетели по склону до низа – один руку сломал, другой ребра. Приятного мало.

Ну, так и вот. Артурыч, наблюдая мой полет, вспомнил этих двух и уже практически был готов к повторению трюка, но... поди ж ты, я, наконец, остановилась – промежуточный бур выдержал, а станция с Артурычем и подавно.

Ну, короче, остановилась я кверху ногами - смотрю, ниже станции даже, а на последней – Артурыч с замотанными в восьмерку пальцами. В общем, подгребла я к нему, отдышалась, руки трясутся естественно. Палец как-то стукнула, сустав болит до сих пор. У начальника моего тоже рука опухла от пребывания в «8»-ке. Ну, отправил меня дальше он.

С замиранием сердца пошла опять на «штурм», удачный на сей раз. Вылезла, станцию сделала, Артура приняла. Тут он на меня смотрит и видит, что чего-то я скисла маленько («…шаг ступил на ледник и сник…»). Говорит, мол, если идешь – давай дубась, нет – на жумары. Ну, я затылок почесала (мысленно, ибо не почешешь – на голове-то каска!), и сочла незазорным побыть вторым номером. Выдал мне Артур стремена, жумары, и втопил. Ему-то чего – он в горах живет практически, какая там высота-мысота. А я упарилась с неподогнанными стременами, одетыми к тому же поверх кошек. Чуть не прозрела жумарить «нога-нога» 7 веревок, и, наверно, заслужила титул «мисс Жумар дня». Вот.

Вылезли, значит, к туру об окончании маршрута. Я говорю – а если не идти на вершину, маршрут зачтен? Артур сказал: «Да», и Димон так же говорил еще до восхождения – там практически пешком уже идется, а тем более оба варианта на вершину оттуда мы летом ходили. С чистой совестью повернулись спиной к вершине, и пошли домой, на Рацека.

Время прохождения маршрута незавидное конечно, ну что ж поделать. На вопрос: «Как вообще?» я сказала, что 4А для разминки – жестковато. Артур неопределенно на это хмыкнул. Спустились, Артур пошел на Науку за вещами, уже по темноте, я стала валяться и плеер слушать. Спустился Димон ночью, ломился к нам. Артур встал, ему открыл, Димон спрашивает – что, не спится, мол, что ли? Юморист, блин.

Отдыхали на следующий день. Артур веревочку повесил – я жумарила без конца. Потом в кошках полазили маленько. В общем, сильно не напрягались, потому что завтра на Байчу.

Эпопея №2. Байчечекей по речке 4Б

Вышли все втроем – Димон пошел снимать снарягу с маршрута своего, а мы свернули через полчасика на Байчу. И погребли вверх по бесконечной осыпи. Шли-шли, шли, шли-шли. Дошли до снега, оделись. Я до сих пор в полусонном каком-то состоянии. Шеф нам сказал – Артур идет первые веревки, а под ключ и ключ иду я, дальше как карта ляжет.

По снегу, который, естественно, и не думал прессоваться в ступени, шли 4 веревки. Наконец начался лед. Там все время камешки мелкие летят, а мимо уж и совсем свистят! На льду много вмерзших, разного размера. Ну, я просыпаться начала на этих веревках первых. А как тут не проснешься – из-под великолепных инструментов летят сколотые линзы зимнего льда! И, бывает, прямо на станцию. Я сидела на коленях на льду – по бедрам нахлестало сильно тогда.

Ну, прошел Артур 3 веревки (или 4, не помню), и настала пора смениться. Теперь я пошла на него льдом сыпать. Ключ – стенка 15 метров, в конце практически вертикальная. А желоб ледовый еще узкий – метра 3 в ширину, чуть больше, не полетаешь – об скалы побьешься только. Порешила я не летать по этому поводу. Сказано – сделано. Сопела, пыхтела, кошки била, инструмент втыкала по рукоять – и пролезла. Выбирала место для станции – там все в камешках, бур некуда практически закрутить, попортится. Нашла более-менее безопасное для бура место, еле его вкрутила, и смастерила станцию, в конце концов.

Теперь я была куда увереннее в себе, чем пару дней назад. На ногах – тяжелая артиллерия, жесткие кошки Транго. Врубаются в любой лед по ботинок – хоть бы что. Естественно, я на этом маршруте сильно побила клювы, потупила слегка кошки из-за этих камешков. Там после желоба начинается раструб, на фотографии хорошо видно. Сначала там был фирн, довольно глубокий, по колено. Можно было идти спокойно, не боясь соскользнуть.

Тут вперед вышел Артур – разведать обстановку, ибо сам не был на маршруте. Вышел, посмотрел. А там еще идти и идти, и лед из-под фирна вылазит. Что поделать, опять впрягаюсь и иду на полную веревку без промежуточных точек.

Лед больше какой-то пористый, кошки идут великолепно, но чтобы буры крутить, надо почистить – какой толк крутить в воздух? 3 веревки по раструбу еще, и выходим на небольшое ледовое поле к туру, опять же, об окончании маршрута. Пьем чай, едим конфеты, устраиваем фото-сессию. Вглядываемся, где же Димон – должны его увидеть на стене. Я лично ничего так и не увидела.

Ну, покидали вещи уже не нужные в рюкзак и побежали по снего-сыпухе вниз. Спуск с Байчи неприятный. Длинный, все время то падаешь на камешках, то в снег проваливаешься. Сократили путь – часть проехали на 5й точке по снегу. К вечеру были дома.

Осмотрели клювы, кошки, вздохнули. Покушали да спать легли. Шефа не было. Следующий день отдыхали. Пришел Димон. Удовлетворенно кивнул, услышав рассказ о Байче. «Благословил» нас идти на Коронские ночевки. Дальше – жесть.

Ах, да, Красноярская сборная поднялась на Рацека. Что, точнее, кого мы увидели: В. Балезина, главного тренера, того самого легендарного дядю – мсмк по скалолазанию и альпинизму; далее: обладателей приза «Золотой ледоруб России», призеров чемпионата в Узунколе, участников экспедиции на Эверест (Северная стена, первопроход, 2004), победительницу женского кубка того же Узункола… ну, краснояры, одним словом :) приехали на акклиматизацию. У них было запланировано первопрохождение маршрута, заявленного на зимний ЧР с ледника Иныльчек, под Хан-Тенгри. Так что в Арчу они приехали ходить подготовительные маршруты, привыкать к высоте. Со сборной еще была группа, они как на сборы приехали, как я поняла.

А, так вот. Ушли мы на Коронские.

Эпопея №3. Ак-Тоо 4Б

Приходим на хижину, там мальчик сидит. Говорит, шел с группой – кошка слетела, упал, ногу ушиб – вернулся. Группа, мол, сейчас придет. Ну, мы вещички кинули в уголок, и пошли тропить под маршрут. Дошли, поглазели, берг провесили. И обратно. Сразу было видно, что после берга там снег, надеялись, что жесткий.

Вернулись на хижину – а там 7 человек уже! Снизу еще поднялись до кучи. Ну, и в такой теплой компании мы и вечеряли. Краснояры веселые, хорошие, даже цирк нам показали :). Нам понравились сразу же. Все время еще они еду варили, чаем нас угостили вкусным. Сутра они хотели на Корону (1-ю башню) идти.

А мы проснулись – ветрище гуляет. Выход отложили на часок. Ветер стих – решили идти. Подкрепились, взяли снарягу, и ушли, а краснояры чуть позже на Корону вчетвером.

Вот когда я подошла к станции с веревкой, я поняла, что со снегом что-то не так. И точно! Ничего он не прессуется как обычно. Достаточно рыхлый, чтобы все время проваливаться под ногами, но достаточно слежавшийся, чтобы не ссыпаться со склона. Я буквально там плавала. 3 веревки по снегу, станции надо выкапывать – ужас!! Я четыре часа там гребла. ЧЕТЫРЕ! Это притом, что до гребня-то – 11 веревок, а вышли мы в 7 утра, поздновато для этого маршрута. Ну, сколько я слов сказала этой снежной каше! Не буду перечислять даже. Но, всё, к счастью (в данном случае), заканчивается, и начался лед. Неожиданностей, в принципе, не было. Шли себе. Все время сыпали маленькие пылевые лавинки. Когда склон до 70 градусов они как-то незаметно проходят по ногам, вокруг – и ничего не замечаешь практически. Но когда я проходила 85-градусный ключ, и все это сверху сыпалось на меня, мешая всему: дыханию, продвижению, организации страховки, это просто бесило. Я шипела: «Да перестань ты сыпать уже, блин!». Иногда помогало.

После ключа был длинный ледовый коридор градусов в 50-60. Долго ли, коротко ли, и его прошли. Погода, как говорит шеф, скурвилась. Пошел снег и поднялся опять ветер. Подошли под гребень – там опять стеночка метров 7. Заканчивается вертикальным метром и резким выполаживанием – дальше горизонтальная площадка. В этом-то и фишка – довольно сложно повернуть с вертикали на горизонталь, если инструменты пристегнуты к самостраховке. Чуть не улетела из-за этого. Аж пот прошиб! Но, удержавшись, вывалилась на гребень и увидала чей-то оставленный бур! Подала тут же команду «самостраховка», вкрутила свой бур, приняла Артурыча.

Димон хотел, чтоб мы обязательно на вершину сходили. Но, выйдя на гребень, мы увидели, насколько все печально. Идти осталось в плане техники – тьфу. В плане времени – пожалуй, час, а может полтора. В плане погоды – хуже некуда. Гребень и в хорошую погоду обдувает. А тут вообще катавасия полная – сыплет и метет, видимость на 50 метров. Короче, начальник мой сказал – маршрут зачтен, быстро надо уходить, а то худо будет.

А спуск по пути подъема. По 4Б на самовывертах. Стали мы уходить обратно, я быстро делаю нижнюю станцию, Артур собирает систему самовыверта бура, спускается, дергаем за веревочку – бур вниз летит. И так нас и застигла темнота. Включили фонари, продолжили спуск. Дошли до снега. А там.. мама моя, навалило этими лавинками и сверху сыпало… я станцию больше метра выкапывала. Сверху еще Артурыч сыплет, полные карманы в пуховку набилось!

Остался последний шаг – обратно через берг уйти. А он узкий только справа был, а тут веревка прямо посередине перекинулась. Артур меня еще предупредил – мол, аккуратней давай. Я иду – чую, мягко стало под ногами совсем. Ну, думаю, ага, берг, тихооонечко прохожу…прохожу…прохожу… неееет, нифига, это был еще не берг, ибо я в настоящий-то провалилась чуть дальше этого места! Здрасьте-мордасьте!! Почти дома и такое вот.

Вишу, значит, на «8»-ке. В трещине. Опоры нет никакой – стенки слишком далеки. За спиной рюкзак еще. А там, надо сказать, красиво. Ледовые стены, потолки... от красоты отвлекает непечатная речь Артура.

На самом деле я уже прицепила жумар. И пытаюсь что-то предпринять. Повесила педальку. Пытаюсь встать, вытянуть в 8ке веревку и продвинуть жумар. А веревки-то обе динамики!! На жумаре под моим весом все время вытягиваются. Но все равно, помаленьку двигаюсь к выходу иии... неожиданно эта старая кляча проскальзывает вниз ровно настолько, насколько была поднята. Эххх, Митя, подсунул мне старье! Хотя, и на том спасибо, своего-то не имею.

От размышлений о Мите опять отвлекает непечатная брань. Начальник уже спустился по 2-й, освобожденной мной веревке, вручил мне второй жумар, натянул веревки ниже берга. Кое-как, в общем, я перевалилась, наконец, через край и оказалась в безопасности, все еще слушая интересные обороты речи в свой адрес, впрочем, весьма справедливые.

Еще 3 дня назад на Байче Артурыч изрек поистине великую фразу. На литературном языке она звучала бы так: «Не расслабляйся, эээ... упадешь». Видимо, мозг мой от напряженной физической работы потерял концентрацию.

Я попросила начальника обсудить мои косяки чуть позже, и он тут же замолчал. За что ему огромное спасибо. Пока я раздумывала над своим недостойным поведением, он все снял и мы двинулись на хижину.

Краснояры, быстро сбегав на Корону, ушли всем скопом. Унесли с собой кучу мусора, бесхозно валявшегося в хижине. Вот такие они молодцы. Никто не просил – а взяли и прибрались. А мы поставили на нары палатку, зажгли там горелки и стали готовить кипяток. Погревшись и наевшись, улеглись спать.

Утро. Просыпаемся. Артур говорит: «Ну, что, сейчас кушаем и идем тропить под Барбера». Ха! Под Барбера! Это же 5Б. Суровая, ледовая, длинная с ключом в самом конце 5Б! Погодка не супер – облачно очень, ветрено.

Я на протяжении всей смены думала об этом маршруте: пойдем или не пойдем. И, наконец, я решила – нет, не пойдем. Да, это маршрут моей мечты, да, если б мы его прошли, мы бы участвовали в чемпионате Киргизии, заняли бы не дальше 5 места, да, п. Свободная Корея – это «почет и уважуха». Но. Я побоялась. Не того, что тяжело физически, а того, что когда на таком пределе идешь, человеку без году неделя второразряднику легко сделать ошибку. И кто знает, чем она может обернуться на 5Б.

Мне, еще когда уезжала, покоя мысль не давала – а что, если я не вернусь обратно... И как-то совсем тоскливо становилось. Только Леха Исаченко из Е-бурга развеял своим появлением на вокзале эти тучи мыслей. Как-то я сразу так успокоилась, как будто в будущее заглянула и узнала: я – вернусь. Только не надо «дергать смерть за усы». Так вот, поход на м-т Барбера мне в тот момент как раз и показался дерганьем за усы. Может, это паранойя, может, это потому, что я одна поехала – не было моральной поддержки внизу, никто не ждал. Может, так все думают, когда по уровню начинают выходить на 4-5-ки. Не знаю. Это мои ощущения.

Спустились мы, значит, второго числа на Рацека. Вечерком к нам двое краснояров пришли. Как раз – один «Золотой ледоруб», другой призер чемпионата, а может тоже «ледоруб». Вова Гунько и Илья Ефремов. Мы, говорят, к вам пришли, потому что нас тренер есть заставляет целый день. В общем, слушая их рассказы, мы лопались от смеха.

Они рассказывали, как ходили на Ак-Су, пик 4810, пик Погребецкого, как они каждый год теряют платформу для ночевок на стенных маршрутах. Классные ребята, весь вечер чай с ними распивали. Сила в них чувствуется, большая сила. Не только их, но и тех, кто стоит за их спинами. Мы позавидовали их организации – сильные тренера, дружный коллектив, преемственность поколений, сила традиций школы и все, что с этим связано. А мы с Артурычем два одиночки в паре. Но и у нас свои плюсы. Судьба наша такая, что поделать.

Как выяснилось, решение не идти на Корею было правильным. 3.02, в день, когда мы должны были идти на маршрут, был снег, ветер. А что творилось наверху – не хочу даже представлять.

3-го спустились в Бишкек. Димон с порога сказал: «Ну ты лошара!». Из-за Кореи. Я не стала оправдываться, лошара так лошара, подумаешь. Куда этот Барбер денется, схожу еще. Хотя не ожидала такой реакции шефа. Смыла с себя грязь горную и погрузилась в чтение журналов Гео, их у Димы куча валяется.

На следующий день мы с Артурычем шлялись по городу, тогда же выяснили - фотоаппарат сожрал мои фотки, дома отдал, слава богу. Вечером пошли в немецкую пивную, уважаемую всеми красноярами – Steinbrau. Ну, пиво как пиво, место, однако же, приятное. Потом приятно прогулялись по ночному Бишкеку. Пришла я «домой», а через час-другой Митька приехал с напарником. Меня, значит, сменить. Поделилась с ними впечатлениями, познакомилась с Юрой из Озерска, поговорили, спать улеглись.

Утром Митька уехал с Димоном на Ошский рынок за продуктами, с тех пор так мы с ним и не виделись. Да не, он приехал, просто не сложилось еще :). А мы с Юраном сходили в магазин, поговорили еще об общих знакомых. А тут и Артурыч объявился с папой, и мы на вокзал уже отправились. И тут я и обратно ехала-ехала и приехала!

Итог. Выполнены были, конечно, не все планы, и немного жаль, что на вершины-то не сходили. Но все же шеф рекомендовал мне дальнейший спортивный рост. И, все-таки, 3 маршрута 4-ой категории в сезон – это у нас редкость теперь в Удмуртии. Так что, боремся, как можем, за престиж Удмуртии в альпинистском сообществе! :)

Отдельное спасибо Лехе Исаченко – за успокоительный эффект (разными средствами в том числе), Артурычу – за обучение и понимание, а также заботу, Мишгану – он хоть и далеко нынче, а все ж таки, наверно, меня поддерживал :). И Иван-Ивану – он тоже наверно поддерживал. По крайней мере, я так в Арче думала.

Всем остальным – просто спасибо :)

Бардак Прогулки в Екатеринбурге Плотников 4А На маршруте Подход к маршруту Вокруг Вокруг Перелажу берг На станции фото Байчечкей 4Б Начальник Северная стена Короны Наш летний маршрут Ак-Тоо Свободная Корея, на которую не пошли Дорога вниз Митька приехал

© 2001-2014 extreme.udm.ru
на сайте


реклама